Радуемся новым причалам, ждем новых судов

Радуемся новым причалам, ждем новых судов
Дата публикации
13 Августа 2019
Источник
Корабел

В минувший четверг на Северо-Западе России появился еще один причал для круизных судов. К берегу в районе поселка Невская Дубровка Ленинградской области впервые причалил теплоход "Дмитрий Фурманов" круизной компании "Инфофлот". На берег сошли пассажиры, местные жители их встретили хлебом-солью, праздничными частушками — в общем, все было очень торжественно.

Такой энтузиазм вполне оправдан — причал для таких небольших населенных пунктов означает фактически начало новой жизни. С каждым рейсом теплохода на берег будет сходить несколько сотен туристов, а это значит — им нужна инфраструктура, им нужны экскурсии, сувениры, какая-то еда. У поселка появляется возможность заработать дополнительные деньги и улучшить условия жизни.

Для теплоходов, в свою очередь, новая стоянка означает еще один пункт в развлекательно-познавательной программе для пассажиров.

Мы побывали на борту "Дмитрия Фурманова" во время его первого рейса в Невскую Дубровку и взял интервью у председателя совета директоров круизной компании "Инфофлот" Александра Соснина. Предлагаем его нашим читателям.

— Сейчас один за другим открываются новые причалы. Сколько всего удалось открыть за последнее время и сколько еще планируется?

— Уточню, что причалы открываем все-таки не мы, а компания "Конт". За последние пару-тройку лет, давайте посчитаем, открылись причалы в Шлиссельбурге, в Старой Ладоге, в Свирьстрое, в Киришах, в Новгороде и вот теперь Невская Дубровка. Это шесть новых причалов в одном только северо-западном регионе. Достаточно много.

— Перечисленные причалы — типовые, построены по одному проекту?

— В каких-то деталях они отличаются, все зависит от местной специфики строительства. Где-то причальная стенка длиннее, где-то короче. Но в целом, конструктивно они очень похожи — это капитальная стенка на некотором удалении от берега, к которой мы подходим. "Конт" в этом проекте ушел от понтонов, и это очень хорошо — удобно швартоваться.

— На сколько судов рассчитан причал?

— Есть два ограничивающих фактора. Первый — сколько конструктивно может принять причальная стенка. Обычно это два-три судна. Второй — где находится причал. Если он находится близко к судовому ходу, то количество возможных бортов уменьшается. Я могу привести в пример Череповец, где тоже открылся новый причал от "Конта". Там судовой ход проходит настолько близко, что вставать за один раз может только одно судно. В Шлиссельбурге то же самое. А вот, например, здесь, в Невской Дубровке, до четырех теплоходов могут встать спокойно.

— А есть здесь такая потребность — под четыре судна?

— Пока непонятно. Я не думаю, что сразу по четыре судна будут заходить. Но на всякий случай это полезно, потому что при опоздании судна из-за тумана или шторма здесь удобное место для высадки и трансфера туристов, торопящихся в Санкт-Петербург. Что касается плановых заходов, то причаливать будет наверняка одно судно, иногда два — и этого достаточно.

— Как происходит сама процедура открытия? От кого исходит инициатива, кем определяется место?

— Сначала идут консультации между проектантами, строителями, эксплуатантами причала, а также судоходными компаниями — все высказывают свои пожелания. Потом идет работа с местными администрациями, потому что без их поддержки многие вопросы решить очень сложно. А дальше остается техническая часть, то есть собственно проектирование и строительство причала — обычно это не занимает много времени, в течение года все строится.

— Значит, круизные компании участвуют в процессе так или иначе на всех этапах?

— Да, мы всегда активно участвуем, поддерживаем все начинания по поводу причалов и, когда появляется новая точка на маршруте, всегда стараемся включить ее в расписание.

— Причалы — это всегда еще и точка роста для местного муниципалитета. Появляется потребность в развитии какой-то инфраструктуры. Что в этом плане появится теперь в Невской Дубровке?

— Насколько я знаю, эта часть города, где находится причал, будет к следующей навигации благоустроена. Здесь появится пешеходная зона, а еще недалеко отсюда откроется новый музей — будет что показать туристам. Какая-то программа пассажирам будет предложена. Но вообще, мы предполагаем больше использовать этот причал как "зеленую стоянку". Просто прогуляться, полюбоваться видами, размять ноги. У нас ведь на Неве фактически других стоянок нет. Разве что Шлиссельбург, но он на острове.

— Как в целом сейчас ситуация на круизном рынке? Можно сказать, что кризис пройден и все идет на подъем?

— Экономическая ситуация в стране не такая простая. Покупательная способность у людей снижается, и это отражается на круизах. Зато повышается интерес у иностранных туристов.

— А что конкретно их интересует?

— Иностранцам в большей степени интересен маршрут Москва — Санкт-Петербург. Главный пункт — это остров Кижи. Деревянный комплекс, расположенный на нем, входит в число объектов, находящихся под эгидой ЮНЕСКО, а это всегда очень котируется. Мандроги нравятся, потому что там очень сильное, хорошее фольклорное шоу. Горицы — за счет экскурсии в Кирилло-Белозерский монастырь. Он похож на крепость и очень впечатляет сочетанием православной и военно-исторической атмосферы. Плюс нравятся иностранцам древний Углич и древний Ярославль. Все больше и больше у них востребованы круизы вниз по Волге. Например, Москва — Астрахань.

— Насколько они вообще в курсе о том, что им могут предложть в России на реках? Нет ли барьера в плане донесения информации?

— Барьера нет, потому что с этим работает довольно-таки много зарубежных партнеров. Единственное, что можно назвать барьером, это визовая проблема. Их очень останавливает необходимость делать российскую визу. Мы всегда говорим, что для круизных пассажиров, причем не только морских, но и речных, должны быть какие-то периоды безвизового въезда. Это очень поможет въездному туризму.

— На речных теплоходах обычно эксплуатируется историческая тематика, часто с упором на советскую ностальгию. А как привлекать тех туристов, которые хотят что-то современное? Есть, что им предложить?

— Мы все-таки стараемся уходить от советской ностальгии. Историческую тематику тоже можно немножко ограничивать, хотя она всегда востребована. При этом современные тенденции тоже есть. У нас осенью будет круиз Москва — Ростов, мы туда включили программу посещения новых спортивных объектов, которые строились к Чемпионату мира по футболу в Ростове, Волгограде, Самаре, Нижнем Новгороде. Возможно, будем делать какие-то круизы с индустриальной тематикой, в ходе которых можно будет посмотреть на достижения нашей промышленности. Но не знаю, насколько это будет интересно широкому кругу. Со спортом попроще.

— Вы хорошо знаете отечественные круизы, хорошо знаете европейские. В чем главные отличия, на ваш взгляд?

— Российские круизы более приближены к морским по всему тому, что происходит на борту. Здесь параллельно могут идти разные развлекательные мероприятия. У нас делаются целые мюзиклы, спектакли, концерты, мастер-классы. Европейский речной круиз почти лишен развлечений. Там в основном созерцание панорам по маршруту и, может быть, вечером живая музыка. У нас более многообразная программа, в том числе потому что просто размеры судов позволяют это делать. Плюс, конечно, есть определенная традиция.

Кроме того, существуют некоторые мелкие различия в менталитете туристов. К примеру, у нас прием пищи всегда стараются делать, пока теплоход идет. Потому что во время стоянки все предпочитают сразу идти на берег и осматривать достопримечательности. А у них наоборот — там говорят, что лучше любоваться рекой во время хода, а поесть можно, когда судно встанет. Хотя тут тоже все индивидуально.

— Вопрос по поводу флота. Что сейчас с судами, насколько они модернизированы, что собираетесь делать?

— Мы сейчас выполняем большую программу по модернизации нашего флота. Собираемся на теплоходах "Лебединое озеро" и "Лунная соната" в два этапа реконструировать все каюты. Они неплохие, но все-таки требуют определенной переделки. В первую очередь надо увеличить санузел, поставить другую мебель и еще разные мелочи добавить.

На теплоходах "Некрасов" и "Бенуа" будем реконструировать общественные помещения, поскольку каюты там и сейчас более-менее соответствуют современным требованиям. Часть работ уже прошла, часть еще предстоит выполнить в течение двух-трех лет.

— А приобретать какое-то судно не планируете?

— Мы приобрели два судна полтора года назад. Если будет возможность, то еще парочку взяли бы. Сейчас мы уже точно не будем приобретать старые теплоходы постройки 1950-1960-х годов. Эти суда уже отживают свое, и я не вижу у них никакого будущего. А вот суда типа "Дмитрия Фурманова" или более новые — почему бы и нет? У них есть ресурс для реконструкции, большие площади позволяют делать очень много интересного — каюты как угодно планировать, общественные помещения.

Со временем мы будем и строить новые суда.

— Строить на отечественных верфях?

— Это нужно будет смотреть. Преимущество отечественных верфей в том, что появляется возможность поучаствовать в программах поддержки отечественного судостроения.

Но мы хотим сначала посмотреть, как наши заводы справятся со строительством новейших круизных судов. Потому что сейчас определенности в этом плане нет. Когда в процессе строительства строительная стоимость судна повышается на 30 процентов, то это, если честно, катастрофа.

Кроме того, важна не только цена, но и то, как судно будет эксплуатироваться. Мы любим быть первыми, но в такой капиталоемкой вещи, как судостроение, предпочитаем подождать.